НИЦШЕ

ТРАДИЦИЯ И ГЕНИЙ




Ф. Ницше

ОСЕНЬ



Да, это Осень, она -- мне сердце рвет!
Прочь! Улетай!
Солнце к горе крадется,
Взбирается, ползет
И замедляет шаг ...

Зачем же мир поблек?
Устало песнь завел
На струнах ветер глухо...
Надежда прочь спешит,
Он ей рыдает вслед...

Да, это Осень, она -- мне сердце рвет!
Прочь! Улетай!
О, спелый робкий плод,
Ты задрожал, сорвался?!
Какой же странной тайне научила
Тебя коварно Ночь --
Что ледяной налет
Скрыл пурпур твоих щек?

Не хочешь отвечать? Хранишь молчанье?
Но чья же речь слышна?

Да, это Осень, она -- мне сердце рвет!
Прочь! Улетай!
-- Я некрасива, -- тихо шепчет Астра, --
Но я люблю людей,
Я им хочу служить,
Ведь им цветы порой необходимы --
Они ко мне склонятся...
Ах! И стебель мой надломят,
И в их зрачках внезапно вспыхнет память
О чем-то высшем и
Прекраснейшим, чем я.
Я вижу это, миг -- и я мертва...

Да, это Осень, она -- мне сердце рвет!
Прочь! Улетай!

Розенлаут, лето 1877






Из "Дифирамбов Дионису"

 

СОЛНЦЕ ЗАХОДИТ


1

Недолго жаждать тебе,
Опаленное сердце!
Обещание -- в воздухе,
Из уст неизвестных меня овевает оно, --
Великая грядет Прохлада...

В Полдень жарко палит надо мной Мое Солнце:
Я приветствуя вас, приходите ж скорей,
Вы, внезапные ветры,
Вы, холодные духи Полуночи!

Воздух странен и чист.
Не косится ль уже на меня
Острым взглядом Соблазна
Ночь? ...
Крепись, мое храброе Сердце!
Не спрашивай: почему?

2

День моей Жизни!
Солнце заходит.
Уже застыл недвижно
Покрытый чистым Золотом Поток.
Жаром дышет Скала:
Достаточно ль спало на ней
После Полудня Счастье?
В Огнях Зеленых
Вверх кидает Счастье Коричневая Бездна.

День моей Жизни!
Но Вечер близок!
Твои Глаза уже
Полузакрыты,
Твоя Роса уже
Роняет слезы,
Уже спешит на белоснежном Море
Пурпур твоей Любви,
Твоя последняя
Чуть медлящая Добродетель.

3

Веселье, золотое, ты приходишь!
Таинственный, сладчайший
Привкус Смерти!
-- Быть может слишком быстро пробежал
Я все свои пути?
Только сейчас, когда устали ноги,
Останови свой взгляд лишь на мгновенье,
Продли лишь на мгновенье это Счастье.

Вокруг лишь Волны и Игра.
Что раньше было непреодолимо,
Сегодня тает в голубом Забвеньи, --
Мой челн стоит устало и печально.
Пути и Бури -- он забыл об этом,
Надежды и Желанья потонули,
Недвижно замерли и море и душа.

Седьмое Одиночество!
Я никогда еще не чувствовал так близко
Уверенности сладкий вкус,
Палящий Солнца луч.
-- Разве не плавится уже ледник моих вершин?
И легкая, серебрянная рыба
Из лодки моей ускользает прочь...


Сильс-Мария, 1888


(перевод с немецкого А.Д.)





Комментарии МИЛОГО АНГЕЛА


Стихотворение "Осень" посвящено теме, которую можно назвать "Метафизика Смерти". В гностическом контексте таинство Смерти играет центральную роль, так как только через точку Разрыва, через точку "Черного, более черного, чем само Черное" ( по выражению герметической традиции) происходит путь к реальному переходу на иной, высший уровень существования. Чтобы родилось Небесное Я, земное Я должно умереть. -- Это основной постулат всякой инициатической доктрины и всякой инициатической практики.

Важно подчеркнуть, что образы, используемые здесь Ницше, имеют отношение к самой Примордиальной нордической Традиции, для которой символы Солнца, Горы, Плода (=Солнце), Ночи и Цветка, (а особенно "Астры", то есть "Звездного Цветка") были центральными и наиболее часто встречающимися. Особенно любопытно заметить, что древний символ Звезды (Астры) ----- означал саму полярную Прародину, Гиперборею.

Стихотворение "Солнце заходит" также посвящено теме Смерти как Преображения. Это -- один из последних текстов, написанных Ницше перед его выходом за пределы человеческого уровня, который в глазах обычных людей представлялся "безумием".

Здесь важно отметить постоянно повторяющуюся тему Оси Мира, Оси, соединяющей Полдень с Полуночью, точку Летнего Солнцестояния с точкой Зименго Солнцестояния.

Часть 1 посвящена гностическому сочетанию трех символов -- Полдень, Полночь и Сердце, которое находится между ними, подобно Солнцу, движущемуся от Неба к Земле и потом спускающемуся вниз в царство Ночи. Это -- Великая Мистерия, чья логика составляет основу всего инициатического процесса.

В части 2 -- целый ряд эзотерических символов, с подчеркнутой алхимической спецификой: Золотой Поток ("Питьевое Золото"), Скала ("Первоматерия" ), Солнце ("Золото"), Роса ("Верхние Воды"). Крайне показательны и упоминаемые цвета, соответствующие смене цветов в процессе алхимического Великого Делания. -- Коричневая Бездна ("Работа в Черном"), Зеленые Огни ("Первое Таинство", "Режим Дианы", "Смерть и Воскресение Короля"), Белоснежное Море ("Работа в Белом") и, наконец, Пурпур Любви (финальная стадия Великого Делания "Работа в Красном", получение "Философского Камня").

В части 3 особое внимание привлекает загадочное выражение "Седьмое Одиночество". Ницше однозначно говорит о "Седьмом Одиночестве" как о последнем. Этот же термин "Одиночество" ("мауна") мы встречаем в ведантистском эзотеризме, где он относится к высшей стадии духовной реализации посвященного, осуществившего полное слияние с Принципом и "погасившего" тем самым "всю тьму вещей". Другим эзотерическим термином, которое можно связать с данным выражением, является термин "кевала", также означающий "одиночество". Это одиночество-"кевала" есть состояние шиваиста, достигшего полного освобождения ото всех ограничительных условий существования. Многие "шиваистские" аспекты ницшеанской идеи заставляют нас считать, что "Седьмым Одиночеством" Ницше (или Тот, кто вещал сквозь него) называет именно "кевала". Иногда это же состояние называется "Совершенным Одиночеством". Важно также заметить, что за образом Лодки, Челнока (то есть "формы", в которую облекается трансцендентное Я в конкретном мире) следует образ Рыбы, а этим символом часто обозначается сам Высший Дух. Освобожденная Рыба в чистом Море означает свободное и не связанное низшими формами путешествие Сакрального Бессмертного Я по Бесконечности Метафизических регионов, по Верхним Водам (в отличии от Лодки, которая плавает только по Нижним Водам тонкого плана).