Содержание МИЛЫЙ АНГЕЛ Арктогея



ИНДУИЗМ

Кристоф Левалуа

КАЛКИ, ДЕСЯТЫЙ АВАТАРА

"Происходящий из лунной и солнечной династий, он появится, чтобы положить конец Кали-юге, а потом возвратиться на небо"

Калки-Пурана



Цикл состоит из четырех веков: золотого, серебряного, медного и железного. Эти века "отражают четыре фазы постепенного затемнения примордиальной духовности<...>"1. Но это общее деление на века не предполагает их одинаковой длительности. В рамках каждого цикла есть множество подциклов, которые протекают в убыстренном темпе. Но в любой момент для некоторых избранных остается открытой возможность преодолеть циклические силы и познать изначальный свет.

В начале каждого цикла божественный дух, воплощаясь, проявляет себя, чтобы разогнать тьму и установить новый золотой век. Дух-основатель всякий раз проявляет себя. Вот, что говорит по этому поводу Фритьоф Шуон: "Исток <...> это почти вневременной момент, когда Небо было так близко и когда земные вещи были еще наполовину небесными. Для цивилизаций, знающих исторических основателей, это время является периодом, в который Бог обращался непосредственно к ним, обновляя таким образом изначальный завет с данной ветвью человечества. Следовать Традиции значит оставаться верным Истоку, а следовательно, пребывать в Центре. Это значит также оставаться в Первочистоте и в рамках универсальной Нормы."2

Во многих традициях фигуры таких эсхатологических основателей нового золотого века ясно названы: потомок Заратустры, Саошьянт в маздеизме; Махди и двенадцатый Имам в Исламе; Христос-в-силах в Христианстве3; Аполлон в греческой и латинской традициях, Бальдр в скандинавской мифологии, Калки в ведической традиции.

В истории с Калки нас интересует три важнейших пункта: во-первых, что представляет собой Темный век, железный век? Во-вторых, каковы его характеристики? И наконец, кто такой сам Калки? Мы также остановимся на его роли и его действиях.

Темный век

Темный век или железный век, называемый индусами Кали-юга, "век конфликтов", это обратное отражение Золотого века. Некоторое сходство, присущее обратному отражению, может кое-кого ввести в заблуждение, но, на самом деле, речь идет о его радикальной противоположности. Так, единая, чисто духовная человеческая каста изначального века соответствует обратным образом единственному классу, порожденному эгалитарной униформизацией современного мира. Веку внутреннего изобилия противостоит век видимого материального богатства, прикрывающего собой духовную нищету. Золотой век - это век Бытия, Железный век - век Обладания. Вопреки тому, что думают многие, Золотой век не был периодом "легкой жизни". Пьер Гордон замечает:

"Это была эра беспримерной аскезы и отказа от феноменального мира. Роскошь и чрезвычайное долголетие, характеризующие эти далекие времена, были не признаками внешней легкости существования, но проистекали из тотального контроля человеческой мысли над чувствами, а также из крайне ограниченного количества потребностей4. В концепции Золотого века ничего не возможно понять, если не учитывать, что это чисто теократическая концепция, основанная на абсолютном превосходстве духа и на крайнем умалении плоти."

Вот как некоторые древние тексты описывают последний век. Представитель традиции Запада, Гесиод утверждает:

"Люди этого века будут относиться к стареющим родителям лишь с презрением. Жалуясь на них, они будут употреблять грубые слова, эти негодяи! У них не будет никакого страха перед Небесами. Старикам, которые выкормили их самих, они откажут в пище. Исполненная клятва, справедливость, добро не будут иметь никакого веса; преступникам и развратникам будет отдано все уважение. Единственным законом будет закон силы; совесть исчезнет. Трусливый нападет на смелого лживыми словами; победит его ложными клятвами. Эти мерзкие люди шагу не смогут ступить без зависти, без горьких слов, без ненависти, написанной на челе, без злорадства"5.

Индуистская традиция также дает много деталей, Линга-Пурана говорит:

"Самые низшие инстинкты будут править людьми кали-юги. Они будут отдавать предпочтение ложным идеям. Жадность будут мучить их. Священные книги перестанут уважать. Люди утратят мораль, станут раздражительными, склонными к сектантству. В кали-югу распространятся ложные учения и обманные писания. Зародыш станут убивать в материнском чреве6, а героев станут уничтожать7. Шудры станут вести себя как брахманы, а жрецы как рабочие <...> Стабильность и равновесие четырех классов общества и четырех фаз человеческого существования повсюду будут разрушены."

Вишну-Пурана предсказывает:

"Люди кали-юги будут делать вид, что не знают о разнице рас и о священной сущности брака <...>, об отношении ученика к учителю, о важности ритуалов. <...> Люди будут стараться лишь приобрести больше денег, самые богатые и будут обладать полнотой власти <...>. Жизнь будет униформизированной, во всем будет царить смешение и неразборчивость. <...> Единственной связью между полами будет удовольствие, единственное средство достичь успеха - конкуренция, ложь."8

Калки-Пурана, в которой мы и можем почерпнуть все, что касается этой божественной инкарнации, так описывает происхождение Темного века:

"В конце времен Брахма, создатель вселенной, позволит упасть на его спину грехам, которые он породил9. Так родится Адхарма10.

<...> Супруга Адхармы, красавица Митхья (ложь), с кошачьими глазами, родит Шамбу (обман) своего отвратительного сына. Его сестра Майя (иллюзия) даст жизнь Лобхе (желанию), и ее дочь, названная Викрити (болезнь) даст жизнь Кродхе (бешенству), чья сестра Химса (насилие) родит Кали-югу. Эта ужасная Кали-юга держится на могуществе священных ароматов, на лжи, вине, женщинах и золоте. Ее сестра Дуркрити (дурные поступки) даст жизнь мальчику по имени Бхайя (ужас) и девочке по имени Мритью (смерть), которые создадут Нирайя (ад)."

В дальнейшем мы продолжим перечисление характеристик, наличествующих в данном тексте. Перед лицом этого вырождения, согласно той же Калки-Пурана, "божества, удрученные печалью, ведомые Матерью-Землей", отправятся в жилище Брахмы. Тот, в свою очередь, обратится к Вишну, и Вишну пообещает снизойти на землю.

"Чтобы восстановить Дхарму и уничтожить кали-югу Вишну появится в городе Шамбхала как аватара11."

Так начинается история Калки, так как Вишну выбирает себе это имя.

Калки

Шамбхала, место рождения Калки, - это место, о котором упоминается во многих сакральных текстах. Оно эквивалентно Туле греков, Таре ирландцев, Иерусалиму христианской традиции или Мекке у мусульман. Шамбхала представляет собой Центр и Исток.

Калки объединяет в себе две высшие функции: духовное владычество и временную власть. Он одновременно жрец и воин. Он "посещает традиционную школу, учась у гуру, чтобы продолжить свой поиск знаний". Он изучает Веды, стрельбу из лука12 и воинские искусства.

Текст уточняет также другой элемент: "Происходящий из лунной и солнечной династий, он появится, чтобы положить конец Кали-юге, а потом возвратиться на небо." Это означает, что он объединяет и трансцендирует пары противоположностей и являет образ земного единства, Золотого века. В этом ясно указание на изначальный союз божественного Духа, Солнца, с materia prima, здесь Луна.

Это вмешательство Единого для регенерации мира символизируется цветом одежд Калки: желтый и зеленый. Желтый связан с золотом, солнцем, т.е. с Центром и Золотым веком. Зеленый символизирует обновление, переход от одного состояния к другому. Золото означает побеждающий Дух, зеленый - природу, возрождающуюся Землю. Итак, через два этих цвета Калки описывает свою эсхатологическую роль.

Действие реставратора Дхармы

Существует такое определение Калки: "Он - тот, кто смоет грязь с лица земли." Если с этимологической точки зрения это весьма спорно, по смыслу довольно точно.

В Калки-Пурана можно проследить четыре главных события в истории десятого аватара: его женитьба, его военные походы, его правление, его учение и учение мудрецов, упоминаемых в повествовании.

Помимо соединения в изначальном Единстве двух полюсов, пребывающих в состоянии взаимодополнения, а не вражды, брак Калки означает примирение Неба и Земли, материи и Духа. Текст называет кали-югу, темный век "ужасом Вселенной" и "господином женщин". В этом следует видеть объяснение того, что все претенденты на руку Падмы, будущей супруги Калки, сами превращаются в женщин, как только бросят на нее вожделенный взгляд. Нужно понимать эту метаморфозу как знак верховенства материи, чувств, "эго" над человеческим духом. Сказано: "Порабощенные тщеславием, князья, забыв о своем долге и своем ранге, пали, подчинившись животным страстям. <...>" Они достигли адского полюса и стали его служителями. Падма в этом случае означает "красоту дьявола", красоту разлагающую, которая обращает за малейшую слабость в рабство. Когда Калки вступает в дело, князья снова обретают свой пол, они благодарят его за то, что "он избавил их от женственности". Здесь идет речь о негативной стороне женского начала, также как существует и негативный аспект мужского начала, воплощенный в титанизме. Против этого титанизма боролся седьмой аватара Вишну - Рама с двойным топором13.

Следует подчеркнуть, что все эти трансмутации претендентов на брак происходят без желания самой Падмы, потому что она есть образ чистоты. Текст уточняет:

"Поведение девушки - знак уничтожения грехов четырех каст, находящихся на острове Синхала".

Но эта чистота доступна исключительно божественному воплощению, которое одно только может освободить "Мать-Землю от бремени прискорбных поступков". После встречи с Калки "Падма чувствует себя оглушенной, (будто)14 она только что проснулась." После их свадьбы она также облекается в желто-зеленые одежды, знак отождествления с миссией мужа. Она - первая из освобожденных. Впоследствии она рождает на свет двух сыновей - Джайя и Виджайя, называемых всадниками, так как они ведут и большую и малую (духовную и материальную) святую войну.

Текст также смутно упоминает и о второй жене Калки, "мудрой Раме". Она означает вместе со своей семьей ту часть человечества, которая сохранила веру, но окаменела в предписаниях, затрудняющих доступ к божественности. Свадьба и в этом случае означает примирение.

В первой битве Калки сталкивается с "буддистами". Под этим именем следует понимать тех, кто отошел от прямого пути Вед, удалился от духа, чтобы предаться материи. Текст говорит о них:

"Оставив практику традиционных молитв и знание о реализации Атмана (высшего Я), они увлеклись материальными вещами, женщинами, едой и питьем, как единственными целями существования. Не умея отличить "Атмана" (высшее "Я") от эго, они предались пьянству; все жители этого города были извращенцы."

Неразличение высшего Я и низшего характерная черта индивидуализма и материализма, отказ этого народа от сверхиндивидуальной судьбы.

Сказано также: "<...> Этот город оживлялся лишь делами, свойственными миру мертвых." Мир мертвых - это мир материи в ее грубом, сыром состоянии, который радикально противостоит миру духа, подобно тому как Темный век противостоит Золотому веку. Показательно, что в ходе битвы именно Майя (иллюзия, форма) вмешивается в ход событий как высшее божество и последняя надежда врагов аватара. Все это однозначно указывает на современный мир, последний век, порабощенный гипнотическим могуществом иллюзии.

"Уже само появление Майи могло парализовать богов, апсар и людей <...>. При виде Майи <...> все воинство Калки поникло и застыло с оружием в руках как статуи15."

В этот момент, когда решается судьба мира, между собой сталкиваются мир и сверхмир.

"Когда Калки увидел своего брата и своих подданных в этом околдованном состоянии, вызванном видением Майи, он вышел вперед и пристально посмотрел на врагов. Калки, воплощенный бог, узнал черты Лакшми в фигуре Майи. Она же, увидев лицо возлюбленного, влилась в него."

Лакшми - жена Вишну. Она представляет собой materia prima, которую оплодотворяет Единое, но которая в конце цикла становится негативной. Далее:

"Ошеломленный исчезновением Майи, буддисты потеряли свои силы и свою смелость, и принялись рыдать, спрашивая друг друга, как могла их богиня исчезнуть так внезапно."

Об этом писал Рене Генон в конце книги "Царство Количества и Знаки Времени":

"<...> Строго говоря, можно утверждать, что "конец мира" никогда не был и не мог быть ничем иным как концом иллюзии."

Потом Калки сталкивается с гигантом Кутходари. Вначале он терпит поражение. Демон проглатывает божественное воплощение и его воинов. Но бог зажигает огонь в его чреве и протыкает стенки желудка. В этом явно присутствует указание на зимнее исчезновение Солнца, потом на его новое появление в период весеннего равноденствия, после победной битвы в недрах Земли. Калки в данном случае есть "neos helios", "новое Солнце". Согласно китайской традиции, как ее излагает Марсель Гране:

"<...> Во время зимы ян, охваченный инь, подвергается на дне подземных Источников под ледяной землей некоторому ежегодному испытанию, из которого он возвращается оживленным. Он убегает из своей темницы в начале весны, стуча пяткой по почве: тогда лед тает сам по себе и источники оживают."

Следующая битва аллегорическая, в ней сталкиваются принципы -Дхарма и Крита-юга борются с их врагами.

"Истина, счастье, смелость, мир, радость, единство, плодородие, умеренность, отвлеченность, традиция, богатство, альтруизм <...> идут в свите Дхармы. Вера, дружба, сострадание, мир, сдержанность, процветание, стыд, равно как и все другие атрибуты Дхармы приносят свои клятвы Калки.

С началом войны разгневанная Дхарма объединилась с Крита-югой, чтобы сражаться с Кали-югой. Кали-юга, осыпаемая стрелами Крита-юги16, была вынуждена отступить в свой город, бросив свое средство передвижения - осла17. Кали-юга - его колесница разбита в щепки, истекающий кровью по всему телу, объятый ужасом, смердящий, проклинаемый женщинами - бросился к своему дому. Оставив обман и женщин, раненый стрелами, представший как уничтожитель своей династии18, он отошел от дел и закрылся в своем жилище. Жадность, бросив свои колесницы, запряженные псами, отбивалась, отступая и изблевывая кровь. Спокойствие победило Бешенство, которое, оставив свою повозку, было убито. Нищета была препровождена в ад энергичными нападками Счастья. Страдание и Болезнь, разделившись, скрылись в противоположных направлениях. Дхарма, союзник Крита-юги, подожег город, чтобы совершенно покончить с Кали-югой. Его жены и его подданные погибли, но сам он, весь в ожогах, спасся19."

В это время Калки борется против двух сыновей дракона Вритра: Кока и Викока20. Несмотря на все усилия поначалу Калки не может их убить, так как пока они смотрят друг на друга, смерть не причиняет им вреда. Эти две сущности явно напоминают современные псевдодуальности: правые- левые, консерватизм - прогрессизм, капитализм - марксизм, работа - отдых и т.д.

Последняя битва Калки после сражения с Кокой и Викокой на первый взгляд представляется парадоксальной. Калки бьется со своими собственными почитателями! Они же вынуждены сделать ужасный выбор - или вступить в бой с аватарой, или ослушаться сакральных законов21. Продолжение еще более удивительно: бога берут в плен! Но те, кто пленили его, подчиняются ему. Свадьба Калки ставит печать под примирением. Эта удивительная битва и ее исход, возможно, означает инкорпорацию остатков предыдущих традиций мира, который заканчивается, в новую Традицию мира, который начинается.

Конец иллюзии и восстановление Золотого века

Кроме описаний битв и свадеб бога, Калки-Пурана содержит также духовные учения, которые в общих чертах описывают новый Золотой век.

Многие мудрецы и аскеты повествуют о своих паломничествах. В них основными являются три момента:

- битва с Майей;

- заблуждения тех, кто ищут;

- преданность Вишну.

Духовная реализация, т.е. соединение своей души с высшим Духом, венец всех этих повествований, предполагает прежде победоносное сражение с Майей.

"Эта Майя управляет всеми мирами через невежество и страх, но сама она неуничтожима <...>. Через Майю все творение пребывает в состоянии смешения, но познай, что без обращения к высшему Началу нет ни спасения, ни утешения."

Сама Майя в своем разговоре с "живым существом" утверждает:

"Лишь силой Майи живое существо, теряя сознание, направляет свой дух к желаниям. Ты принимаешь преходящие вещи, как если бы они были постоянными, подобно тому, как слон принимает пустой сосуд за обильную пищу."

Странствия представляют собой сложные ситуации, испытания, навлеченные Майей, которые преодолевает существо в поисках высшего Сознания. Эти перипетии многочисленны и сложны. Они подвергают испытанию веру тех, кто ищут.

"Пленник моих чувств и потерявший способность к суждению под влиянием Майи, я потерял разум. Побежденный пристрастием, с духов, ослепленным иллюзией, я не мог нигде найти мира. Ослепленный, я не мог понять, как все это произошло."

Единственное прибежище - это преданность Вишну. Только он освобождает от плутаний в мире и заблуждений.

"Подчинение духа Вишну приносит мир и уничтожает следствия всякого действия. Эта преданность разрушает чувство дуальности и приносит вечное блаженство."

Калки-Пурана описывает в общих чертах новый Золотой век.

"Нерелигиозные люди, те, которые умирают молодыми, бедные, еретики и эгоисты исчезнут. Физические страдания и умственная слабость будут неизвестны. Все живые существа, лишенные эго, будут пребывать в покое.

Божества будут вести мирную дисциплинированную жизнь. Мать-Земля обнаружит богатства пищи. Злоба, желание, болезнь и нищета исчезнут.

При царствовании Калки, Веда, Дхарма, Крита-юга, божества, твари, которые движутся и которые не движутся - весь мир будет счастлив во всех смыслах. Люди будут поклоняться различным богам через традиционные ритуалы. Они распространятся повсюду и будут верными своему религиозному долгу. При царствовании Калки ни у кого не будет мысли о превосходстве над другими. Повсюду можно будет увидеть только людей, несущих на челе знаки благочестивого поклонения."

Текст настаивает на восстановлении кастовой системы в следствии победы Калки. На самом деле, одним из признаков Кали-юги является смешение каст. Так, "буддисты", враги Калки, вступят в союз с "миллионами внекастовых существ". Но при царствовании Калки

"Брахманы займутся изучением Вед и совершением благих поступков, женщины предадутся жертвоприношениям и молитвам, будут примерно вести себя. Кшатрии будут приносить жертвоприношения. Вайшьи, занятые куплей-продажей22, обратят к Вишну свои молитвы. Шудры предложат свои услуги всем, и будут прислуживать брахманам, слушая и пересказывая истории Хари."

Калки-Пурана сама себя определяет как священный текст, призванный

"принести знание Вед брахманам, могущество кшатриям, богатство вайшьям и отличие шудрам."

Поразительно, что Золотой век будет иметь кастовую структуру. Согласно другим источникам, индусская традиция (как и другие индоевропейские традиции) утверждает, что в Золотом веке будет существовать только одна каста, называемая хамса. Это указывает на относительность ценности Калки-Пурана как сакрального источника. Здесь речь идет не о революции, в ее подлинном, этимологическом смысле, т.е. о возврате к истокам, но о реставрации, о возобновлении, заложенном в рамках самого цикла. В этом тексте отсутствует катаклизмический объем Апокалипсиса. Миссию Калки лучше сравнивать с мессианской ролью Заратустры или Иисуса Христа, и до некоторой степени Мухаммада. Кстати, Калки-Пурана была составлена приблизительно в этот период.

Закончив освободительные войны, Калки остается в Шамбхале несколько тысяч лет. Потом он передает царское достоинство своему сыну, и перед тем, как оставить мир, он просит Дхарму и Крита-югу оставаться "на земле еще долгое время".

От Валгаллы до Шамбхалы

Валгалла - это небесное жилище, куда уходят герои после их смерти, согласно скандинавской мифологии. Один готовит их там к битве, которая закроет наш цикл и откроет цикл грядущий. Те, кто попадают в рай викингов, заняты строительством Шамбхалы, какое бы имя ни давали этому понятия в разных традициях, т.е. полюса будущего мира.

Вот почему Калки-Пурана призывает созерцателей, почитателей Единого становиться также воинами Традиции. Так Калки, обращаясь к двум князьям-аскетам, говорит:

"Вы - два знаменитых князя, способные защитить Дхарму. Я приказываю вам снова приступить к управлению вашими царствами. <...> Из Матхуры, где я нахожусь, я рассею все ваши страхи и убью демонов. Вы, кто прекрасно знаете искусство войны, оставьте одежды аскетов, поднимитесь в свои колесницы и отправляйтесь в путешествие по миру."

В общем, Калки призывает их к священной войне. В этом же смысле следует понимать подобную мораль истории Рамы, седьмой инкарнации Вишну, "искусного в делах войны", который "появился на земле, чтобы истребить демонов". Текст содержит еще один пассаж, напоминающий Бхагават-гиту и "De laude novae militiae ad milites Templi" святого Бернарда Клервосского, оправдывающего войну на основании принципов Традиции:

"Самый великий из толкователей Вед, Вьяса, сказал: Так же как злом является убийство кого-то, кто нуждается, напротив, в защите, так же злом является и защита того, кого следует убить. <...> Если Вишну есть все, кто убьет его? Я учу вас этому, основываясь на Ведах. Согласно Ведам, Вишну есть то, кто убивает, и тот, кого убивают. В жертвоприношении битвы убивать или быть убитым одинаково не имеет значения. <...> Я в одинаковой степени почитаю войну, жертвоприношение и поклонение Вишну."

Всем, кто носит внутри себя - тем или иным образом - частицу Традиции, кто уготовляя зарю, свидетельствует о небесном свете, остается лишь отчаянно биться в свите Калки за свое спасение, за спасение мира настоящего и наступление мира будущего.




Сноски:

1 Рене Генон, "Кризис современного мира", Москва, Арктогея, 1993

2 Позволим себе одно замечание. Подход Фритьофа Шуона, ученика Генона, восставшего в последствии на своего мэтра, внешне представляет собой следование строгому традиционализму. Но с точки зрения "Милого Ангела", существует гигантская разница между ним и Геноном. Идеи и высказывания Шуона, формально оставаясь адекватными, в выборе формул, в стиле, в особом примирительной, почти "интеллигентской" манере изложения как бы пародируют традиционализм, являясь, скорее, академическим примиренческим эйкуменистическим "гуманизмом", нежели радикальным и бескомпромиссным нонконформизмом, а истинный традиционализм может быть в наших циклических условиях только таким. Показательно и название основного труда Шуона - "Трансцендентальное единство религий". Внешне это похоже на идею о единой Примордиальной Традиции, изложенную Геноном, но обращение к "религии", а не к эзотеризму, в сущности, переводит весь дискурс в план синкретического экуменизма. В данном пассаже Шуона, приводимом Левалуа, использование терминов "Первочистота" и "универсальная Норма", на наш взгляд, настолько безответственно и неуместно (а главное, бессодержательно), что, скорее, вписывается в рамки неоспиритуалистической демагогии "рерихианского" типа, чем в аутентичный традиционализм. Кстати, среди современных западных традиционалистов ясно прослеживается деление на строгих "генонистов" и на последователей Шуона. Эти последние, как правило, занимают в отношении "современного мира" на практике довольно примиренческую позицию, несмотря на все своим разглагольствования о кали-юге. Воинственное противостояние эсхатологической элиты кошмару богооставленной реальности у них превращается в абстрактные рассуждения о "Первочистоте" и "универсальной гармонии". Признаем, что различие в дискурсе очень субтильно, часто используются одни и те же формулы и идеи (заимствованные из Генона), но дух совершенно различен. Эвола, в свое время, заметил все признаки вырождения "генонизма" в безответственную схоластику, элементы которой различимы уже у Титуса Буркхардта, Мишеля Вальсана и т.д. Но в случае Шуона этот аспект является наиболее впечатляющим. (Прим. "МА")

3 В отношении Христианства такая аналогия не верна. Спас-в-силах, согласно православной догматике, не является "аватарическим" основателем нового золотого века и "регенератором" времени. Христос в своем Втором Страшном Пришествии вообще остановит циклической развитие, безвозвратно переведя преображенную реальность, обоженную через Церковь, в вневременное существование, трансцендентное по отношению плоскости циклического развертывания. В этом заключается метафизическая уникальность христианской традиции. Подробно данная тема развита в книге А. Дугина "Метафизика Благой Вести (православный эзотеризм)", Москва, Арктогея, 1996 (Прим. "МА")

4 Это очень любопытное и точное замечание объясняет одну из наиболее парадоксальных сторон "советского большевизма", который был секуляризированной (во многом пародийной) попыткой восстановления Золотого века. Идея "материального изобилия", связанного с наступлением коммунизма, на самом деле, скрывало под собой версию чисто "теократической утопии", где "изобилие" проистекало из материальной аскезы и минимализации материальных потребностей, а также из равного распределения, а не из реального накопления вещей и предметов. (Прим. "МА")

5 Такое впечатление, что за два тысячелетия Гесиод в точности провидел картину нашего современного такого знакомого общества... (Прим. "МА")

6 Аборты были неизвестны в традиционном обществе. Аналогичная практика существовала лишь в некоторых темных культах (близких к черной магии), где фетус использовали для заклинания низших демонов. Легализация абортов является одним из самых ярких признаков социальной десакрализации. (Прим. "МА")

7 В современном мире неприязнь к типу "героя" стала одной из социальных догм. В книге В. Зомбарта "Герои и торговцы" выпукло показан дуализм между этими двумя типами и соответствующими им социальными устройствами. Т.е. "цивилизация торговцев" основана на догматическом исключении типа "героев", чья цивилизация имеет во всем противоположную структуру. Любопытно, что сам Зомбарт считал социализм - "идеологией типа героев". (Прим. "МА")

8 Очень показательно, что кали-югические характеристики в индуистской традиции описывают исключительно капиталистическое общество. Это объясняет, между прочим, довольно позитивное отношение Индии к бывшему СССР и социализму как таковому. Многие аспекты социализма имели явно более "традиционные" черты, нежели западное "общество потребления" идеально соответствующее самому страшному образу "темного века". В этом смысле падение социалистического лагеря не может восприниматься иначе, как резкое ухудшение состояния земной среды и углубление катастрофических процессов кали-юги. См. также примечание7. (Прим. "МА")

9 Любопытная деталь: Брахма сам дает начало эпохе зла, причем это рассматривается как следствие его собственных грехов. Важно также, что упоминается "спина" Брахмы. В этом возможно лежит древний метафизический исток демонизации "содомии" - порождение Брахмой "темного потомства" происходит от противоестественного (аутосодомического) зачатия. В "Зохаре" есть аналогичная теория - происхождения зла из самого Бога, из его "северных ворот", соответствующих гласному "патах" ("а"). Вообще описания эманаций зла в этом тексте удивительно напоминают каббалистическую теорию "левой стороны" сефиротического древа, по которой спускаются "энергии наказания" - от Бина (3) через Гебуру (5) к Неца (7). (Прим. "МА")

10 Дхарма на санскрите означает Закон, божественно установленный Порядок. Адхарма - прямая противоположность Дхарме: анархия, хаос.

11 "Аватара" означает "снисхождение" и имеет прямое отношение к воплощениям Вишну. Калки - последний аватара нашего века, десятый по счету.

12 Стрельба из лука была основой древнейших инициатических практик, связанных с циклическими теориями, с Новым Годом, брачным символизмом и т.д. Инициатический аспект этой практики активно используется в дзэн-буддизме. Г. Вирт отметил рунический символизм стрелы и лука. Стрела соответствует "западной" руне Тюр ("Сын Божий с опущенными руками"), а сам лук в растянутом состоянии всему Году (круг), а в обычном состоянии его половине (полугодию). Стрела соответствует мужскому началу, лук - женскому (отсюда брачный аспект символизма). Показательно, что в истории с Калки эта практика обретает "аватарический" характер, что указывает на его особую инициатическую и эсхатологическую значимость. (Прим. "МА")

13 Речь идет о Парашурама. Двойной топор, по Вирту, древнейший календарный символ двух половин Года, а также инструмент, с помощью которого старый цикл отделяется от нового. См. на эту тему А. Дугин "Имя мое топор" в книге "Русская вещь", Москва, Арктогея, 1996 (Прим. "МА")

14 Мы вставили слово "будто", так как без этого текст становится непонятным. Ведь перед этим говорилось, что Пaдма вышла из бани и направилась к дереву, где находился Калки.

15 Все это напоминает греческий сюжет о Медузе Горгоне, чей взгляд также превращал в камень и которая обитала недалеко от царства мертвых.

16 Выражение "стрелы Крита-юги" в высшей степени показательно. См. сноску 12. (Прим. "МА")

17 Осел в традиции означает тьму, невежество и нижние силы в целом. В Греции часто ослов приносили в жертву в храме Аполлона.

18 Намек на циклическое развитие: Темный век, будучи последним из четверых, замыкает собой "династию".

19 Заметьте, что Кали-юга не погиб, но лишь удалился на определенный период времени.

20 Вритра -- дракон, которого убил Индра, согласно ведической традиции. Эта смерть сделала возможным возвращение Солнца. Мы снова встречаемся здесь с темой новой зари. Генон указал на странное созвучие имен "Кока и Викока" с библейскими ордами "Гогов и Магогов".

21 В этом поразительном противоречии возможно состоит все духовное напряжение эсхатологического выбора. Особенно ясно этот парадокс ощущается в некоторых гностических христианских течениях и в индуистской Тантре. См. материалы Эволы о Тантре в "Милом Ангеле" N2. (Прим. "МА")

22 Скорее всего, такое определение третьей касты, как касты торговцев, является следствием довольно поздних вставок, так как исследования Жоржа Дюмезиля древнейшего индоевропейского общества убедительно продемонстрировали, что в его изначальной форме третьей кастой были труженики -- артизаны, ремесленники и землепашцы. Торговцев же вообще не существовало, а административной деятельностью, контролем за товарообменом и распределением занимались некоторые подкасты кшатриев. Не было в этом обществе и рабов-шудр. Иными словами, даже не говоря о единогласном традициями признании в золотом веке только одной касты (королей-жрецов), даже во вторичные эпохи торговля и рабовладение отсутствовали в полноценных арийских цивилизациях. Появление и торговцев (ставших вайшьями) и шудр следует отнести к смешению чистой парадигмы арийской традиции с иными южными цивилизационными формами (параллельно расовому смешению). Сам автор несколько ниже признает относительность сакральной ценности Калки-Пураны как эсхатологического источника. См. А. Дугин "Цели и задачи нашей революции", Москва, Фраварти, 1995 (Прим. "МА")



[Содержание]



Rambler's Top100Rambler's Top100