ГЕРМЕТИЧЕСКИЙ АПОКАЛИПСИС

ГЕРМЕТИЗМ И ГНОСТИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ

ГЕРМЕТИЧЕСКИЙ АПОКАЛИПСИС

ASCLEPIUS

(трактат IX)


Знаешь ли, Асклепий, что Египет - копия неба или, лучше сказать, место, куда проецируются в нижнем мире операции, управляющие и двигающие всеми небесными силами? Более того, следует сказать, что наша земля - это храм всего мира.

И однако, поскольку мудрецам надо знать заранее все будущие вещи, знай то, что я скажу. Придет время, когда будет казаться, что египтяне напрасно почитали своих богов, в благочестии своих сердец, прилежно отправляя культы: святое почитание потеряет свою силу и не даст больше плодов. Боги, покинув землю, вернутся на небеса; они уйдут из Египта. Эта страна, которая была когда-то родиной святых литургий, овдовеет, потеряв своих богов, не сможет больше наслаждаться их присутствием. Иноплеменники наполнят эту страну, эту землю, и не только никто не будет больше заботиться о религиозных практиках, но, что еще более страшно, будут приняты законы, грозящие строгими наказаниями, запрещающие любые религиозные практики, благочестивые действия или отправление культов богов. Тогда эта святейшая земля, родина святилищ и храмов, будет вся покрыта гробницами и трупами. О Египет, Египет, из твоих культов сохранятся только самые слабые1, и твои дети перестанут верить даже в них; ничего не останется, кроме слов, выбитых на камнях, которые будут рассказывать о благочестивых историях. Скиф или индус или кто-то еще, я имею в виду соседей-варваров, обоснуются в Египте. Потому что вот божество восходит на небо; люди, покинутые, все умрут, и тогда лишенный людей и богов Египет превратится в пустыню. Я обращаюсь к тебе, святейшая река, тебе я открываю вещи, которые грядут: потоки крови наполнят тебя до краев, и ты выплеснешь их; и не только твои божественные воды будут осквернены кровью, кровь заставит тебя выйти из берегов, и живых будет больше, чем мертвых. Тот же, кто выживет, будет опознан как египтянин только по языку, внешне же он будет выглядеть как представитель другой расы.

Почему же ты плачешь, Асклепий? Египет позволит сделать с собой нечто намного более худшее: он будет запачкан еще более серьезными преступлениями. Эта земля, некогда бывшая столь святой и любившая своих богов, единственная страна в мире, которую боги избрали своим жилищем в ответ на ее благочестие, эта страна, учившая людей святости и благочестию, покажет пример невероятной жестокости. В этот час, уставшие жить, люди перестанут рассматривать мир как объект их почитания и предмет восхищения. Это Все2, являющееся благой вещью, наилучшей вещью из всех бывших, настоящих и будущих, будет подвергнуто риску уничтожения, люди будут почитать его за бремя. И отныне презрение, а не благоговение будет вызывать у людей полнота вселенной, несравнимое произведение Бога, исполненное славой, совершенно благое творение, исполненное бесконечным разнообразием форм, инструмент божественной воли, в котором Бог без скупости воплотил свое изобилие в своем создании, где собирается в едином Всем в гармоничном многообразии то, что, открываясь взгляду, предстает достойным почитания, славословия и любви. Тогда тьма станет предпочтительнее света, будет разумнее умирать, чем жить. Никто не поднимет больше взгляда к небесам. Благочестивого будут считать умалишенным, дерзкого - мудрецом. Буйный сойдет за храбреца, худший преступник - за добропорядочного человека. Душа и все верования, которые с ней связаны, утверждающие, что душа бессмертна по своей природе или что она может обрести бессмертие, как я тебе говорил, будут вызывать лишь смех - хуже того, все это будет считаться пустой суетой. Более того, поверь мне, предаваться религии духа будет считаться страшным грехом. Будут созданы новые законы, новое право. Ничего святого, ничего благочестивого, достойного небес и богов, которые на них обитают, не будет провозглашаться публично и не будет вызывать никакого доверия в душах.

Боги отделятся от людей: какой прискорбный развод! Останутся только злые ангелы, которые смешаются с людьми и покорят себе их, этих несчастных, насилием, вынуждая творить эксцессы преступной дерзости, начиная войны, бандитские нападения, обманы и все, что противно природе души. Земля тогда потеряет равновесие, по морю нельзя будет больше плавать, по небу перестанут двигаться звезды, всякий божественный глас будет задавлен и принужден умолкнуть. Плоды земли сгниют, почва перестанет быть плодородной, сам воздух застынет в мрачном зловещем ступоре.

Вот таковой будет старость мира: атеизм, беспорядок, смешение всех вещей. Когда все эти вещи случатся, о Асклепий, тогда Господь и Отец, Бог, первейший в могуществе, и демиург единого бога, взвесив эти преступные нравы и обычаи своей волей, которая есть божественное благо, сотрет пути вселенских грехов и развращений и исправит заблуждения, уничтожит все зло : часть будет уничтожена потопом, другая часть сгорит в огне, третья часть будет умерщвлена через смертельные болезни, которые распространятся в различных местах. Потом он же возведет мир к изначальной красоте, чтобы мир был бы снова достоин почитания и восхищения, и чтобы Бог, творец и восстановитель столь великого создания, был бы также прославлен людьми, которые будут жить в ту эпоху - в постоянных гимнах славословий и благословений. Вот чем будет это рождение мира: возобновлением всех благих вещей, святым и всеторжественным воссозданием самой природы, осуществленными силой в течении времени, божественной волей, которая есть и была, безначальной и бесконечной. Поскольку воля Бога не имеет ни начала, ни конца, она всегда равна себе самой, и таковой, как она есть сегодня, она и останется вечно. Так как совет воли Бога есть не что иное, как ее сущность.

- Этот совет, есть ли он высшее Благо, о Трисмегист?

- Этот совет, Асклепий, который дает рождение самому действию воли. Нет ничего случайного в изволении того, кто обладает всеми вещами и изволяет обо всех вещах, которым он обладает. Он хочет все, что является благим, и все, что он хочет, он имеет. Таков Бог: мир создан по его образу, творение благого Бога, и само благо.

- Благо, о Трисмегист?

- Да, благо, Асклепий, и я покажу тебе это. Так же, как Бог обладает и распределяет всем индивидуумам и родам в этом мире свои благодеяния, т.е. интеллект, душу и жизнь, сам мир распределяет и дает все вещи, считающиеся смертными благими, т.е. последовательность рождений в соответствующее время, обретение формы, рост и созревание плодов земли и все остальные блага.

Итак, пребывающий в высшей точке высшего неба Бог есть повсюду и охватывает своим взглядом все вещи - потому что есть место, которое по ту сторону самого неба, место без звезд, весьма удаленное ото всех телесных вещей.

Тот, кто дает жизнь, и которого мы называем Юпитер, занимает среднее место между небом и землей. Что же до самой земли и моря, то они пребывают под властью Юпитера Плутониуса: он питает все смертные живые существа и растения, приносящие плоды. То, что производит почва, деревья и сама земля, суть активные качества этих богов. Что же до богов3, в чьей власти находится земля, то они будут однажды восстановлены и обоснуются в городе на дальней границе Египта; этот город будет основан со стороны заката солнца, и к нему хлынут по суше и по морю все смертные.

- Скажи, мне однако, Трисмегист, где сейчас пребывают боги земли?

- Они пребывают в огромном городе, на горах Ливии. Но об этом сказано достаточно.




Сноски:


1 Генон считал, что единственным реальным следом египетской традиции в настоящее время являются фрагменты зловещего культа Сета, убийцы Осириса. Пережитки этого культа лежат, по его мнению, в основе многих контринициатических организаций. Вообще, согласно Генону, обращение в современную эпоху к египетской традиции уже само по себе несет тревожный элемент, что объясняется узко космологической ориентацией позднеегипетской традиции, утратившей еще задолго до своего полного исчезновения чисто метафизический компонент. Развитие этой версии см. в книге А. Дугин "Мистерии Евразии" (Москва, Арктогея, 1996) в главе "Россия - Дева Солнечная".

2 Важнейшее утверждение о возможной гибели "Всего" при том, что какая-то жизнь в этих апокалиптических описаниях сохраняется даже тогда, когда "Все" умерло. В этом - сущность герметического и, шире, всего манифестационистского подхода. Понятие "Все", греческое "pan", означает некое световое измерение реальности, в котором вещи, существа, духи и люди обретают свой смысл, свое духовное содержание, открываются как элементы единого божественного плана, общей картины. Однако между этим герметическим "Всем" и объектной полнотой эмпирической реальности отнюдь не стоит знак равенства. Между эмпирическим всем и эйдетическим Всем есть существенный зазор. В первом случае речь идет об онтическом понятии, во втором - об онтологическом. В нормальные (неэсхатологические) эпохи обе реальности либо совпадают, либо максимально приближены друг к другу. Это - сакральная цивилизация, в которой все исполнено смысла, каждое явление - откровение, каждый жест ритуален, а каждое событие выражает духовную гармонию и повествует о божественном совершенстве. Но в эсхатологическую эпоху между этими двумя категориями -между всем и Всем - соотношение меняется. Духовное, онтологическое Все удаляется, становится проблематичным, стирается. Однако при этом эмпирический мир не исчезает как данность, но теряет смысл, гармонию, световое содержание. Вселенная становится собственным дублем, тенью, искаженной пародией на саму себя. Люди и вещи, как плоские пленки, отделяются от своих световых оригиналов и кощунственно восстают на них - вначале через бунт, потом через безразличие. Таким образом, "Все" гибнет при том, что все по видимости остается прежним: те же предметы, те же вещи, те же существа, те же люди... Но, на самом деле, реальность незаметно соскальзывает в парадоксальный эон несуществования. В эллинистической герметической традиции то же событие выражалось формулой "Умер великий Пан!"

3 Боги земли Кнеф и Агатодаймон на латыни именуются "terreni", а по гречески - "merikoi". Некоторые комментаторы считают, что они должны снова появиться то ли в Киренах, то ли в Александрии, хотя речь может идти и о более общем, циклически метафизическом понятии. В другом месте "Corpus Hermeticum" говорится, что земные боги на период апокалипсиса удалились во "внутренний город", иногда символически отождествляемый с Мемфисом.