Содержание МИЛЫЙ АНГЕЛ Арктогея



ПРАВОСЛАВИЕ


ТРАДИЦИОНАЛИЗМ ГЕНОНА И ХРИСТИАНСКАЯ ЦЕРКОВЬ


Традиционализм Генона и традиционализм, характерный для определенных кругов нынешней христианской церкви, как на востоке, так и на западе, безусловно, являются двумя различными течениями, сходными лишь отчасти. Генон делает основной акцент на эзотерической стороне Традиции, хотя при этом внешняя экзотерическикая сторона не только не отрицается, но напротив, утверждается как необходимый и важнейший компонент Традиции, без которого эзотеризм просто не может существовать (поскольку в профаническом обществе по определению отсутствую сакральные опоры для духовной реализации). Христианская церковь, со своей стороны, в том случае, если она следует традиционалистской, консервативной ориентации, как правило, в лучшем случае делает упор на сохранении экзотерической ритуальной и догматической стороны. При этом даже такой довольно ограниченный традиционализм становится все более и более редким, так как чаще всего церковь либо ограничивает свою внелитургическую деятельность упрощенным морализаторством, либо, что хуже, пытается занимаеться аполагетикой на основе сугубо профанических, современных и антитрадиционных локтрин, либо, что совсем уже страшно, тяготеет к смешению, экуменизму и даже нижайшему нео- спритуализму, пытаясь сочетать несочетаемой -- догмы и нормы ортодоксальной священной традиции и хаотический мир "космистской" прелести.

В такой ситауции на первый взгляд представляется, что традиционализм Генона не может иметь никакого места в нынешнем состоании христианского сознания, так как его позиция настолько "правее" самых крайних консерваторов, что вообще выпадает из спектра возможных позиций в рамках актуальной христианской жизни. Такая особенность традиционализма Генона приводит подчас к тому, что церковные консерваторы ошибочно принимают эзотеризм и синтез, о которых он говорит, за оккультизм и синкретизм, т.е. за антихристианские и еретические по сути проявления. В то же время для церквоных модеринстов или моралистов он остается "реакционным эсктремистом". Подобные заблуждения объясняются тем, что современная космическая среда, в которой живет человечество, настолько удалена от "нормального" сакрального состояния, что сама "интеллектуальная норма" представляется подчас не только редчайшим исключением, но и своего рода "патологией". Тем не менее, без сомнений, если лишить умеренную, консервативную оппозицию "современному миру, которую можно еще встретить в обычном христианском (чаще всего православном) консерватизме, невидимой опоры и поддержки радикальной оппозции, оппозиции со стороны интегрального традиционализме (а именно от его имени и говорит Генон), то не только его положение тут же станет чрезвычайно шатким, но ему грозит быстрое и полное исчезновение. Конечно, послание Генона обращено далеко не ко всем. Даже не ко всем верующим. Даже не ко всем вонсервативно и "традиционалистски" настроенным верующим. Но, без сомнения, всегда существует очень небольшой процент людей, которому жизненно необходимо знать объяснение того или иного принципа вплоть до самого глубокого уровня. Всегда есть кто-то, кого не удовлетворяют банальное и плоское истолкование бездонных тайн, приоткрываемых религией. И от качества понимания и проживания Традиции такими существами зависит подчас устойчивость ее ортодоксии и ее подлинности.

Генон не много места в своих трудах посвятил Христианству, а о Православии он не говорил почти ничего. Тем ценнее для традиционалистов, следующих за Геноном, но одновременно, принадлежащих Православной Церкви, любой его намек и любое пояснение касающиеся темы Христианства. Именно этой насущной необходимостью вызвана публикация перевода именно этой статьи Рене Генона.

Но надо заметить, что основную работу по применению принципов интегрального традиционализма к Христианству и особенно к Православию предстоит сделать непосредственно православным последователям Генона (в отношении католичество работы в этом направлении были осуществлены аббатом Стефаном в его книге "Введение в христианский эзотеризм"). Но это не просто интеллектуальный, исследовательский и богословский труд. Это предприятие сродни осуществлению духовного "умного делания" или "сердечного делания", так как постижение духовных реальностей возможно только при непосредственном и прямом отождествлении с ними. Следовательно, такая задача не только не является чисто теоретической, но прямо связана с конкретикой инициации и духовной реализации в рамках христианской традиции.

Милый Ангел


[Содержание]



Rambler's Top100Rambler's Top100