Содержание МИЛЫЙ АНГЕЛ Арктогея





"Милый Ангел" в период молчания


Вы держите в руках второй номер "Милого Ангела". Сожалеем, что временной разрыв между выходом первого номера и номера второго так затянулся. Причины этому не только чисто технического порядка, но и "культурного". Анализируя реакцию на выход певрого номера мы заметили, что несмотря на интерес к теме традиционализма, эзотеризма и символизма, крайне трудно найти читателей, которые хотя бы в самом приближенном виде могли бы адекватно воспринять его содержание. Впрочем, это не удивительно. Традиционализм, в отличие от нео-спиритуализма, не обращается к широкой публике с упрощенными и вульгаризированными рецептами и привлекательными, но лживыми обещаниями. Традиционализм апеллирует к интеллектуальной элите, а такая категория не только чрезвычайно редка, но в сложных условиях нашего эсхатологического времени, почти отсутствует. Не то чтобы "Милый Ангел" не нашел читателя... На техническом уровне особенных проблем с распространением у нас не возникало. Но на уровне качественном и духовном предполагаемой реакции мы почти не увидели. В лучшем случае все заканчивалось довольно эгоистическим и потребительским интересом узнать "продолжение", продолжение повествования о таинственном, глубинном, ангелическом, но... совершенно недоступном мире, мире Сакральной Традиции. До какого-то момента нам казалось, что "Милый Ангел" парит в полной духовной пустоте...

Однако постепенно ситуация стала меняться. Появление переводов некоторых традиционалистских авторов, как в форме теоретической литературы, так и в форме белль-леттра, создало определенную интеллектуальную среду, в которой тематика традиционализма получила некоторые "референтные" точки отсчета, сложилась система перекрестных ссылок не только на иностранные, но и на отечественные, либо переводные источники. В издательстве "Арктогея", в серии "Гарфанг", в издательстве "Нокс" и некоторых журналах вышли переводы Генона, Эволы, Майринка, Лавкрафта, Люка Бенуа, Жана Рэ и т.д. Кроме того, были опубликованы книги русских традиционалистов и ряд священных текстов, в частности "Махабхарата", "Упанишады", классические тексты по каббале, даосизму, суфизму и т.д. Все это поместило нашу традиционалистскую инициативу в определенный контекст, создать который одному единственному журналу оказалось невозможным.

По прежнему "Милый Ангел" остается первым и единственным традиционалистским органом в России. Но только теперь у него есть союзники -- издательства, исследовательские ассоциации, центры по изучению истории религии, духовные движения и т.д.

"Милый Ангел" в рядах оппозиции

Значительный резонанс имеет наше издание и в определенных политических кругах, где воля к сопротивлению агрессивной профанической политики антинациональных сил все чаще стала обращаться к глубинным основаниям своей собственной борьбы с силами анти-Традиции, с посланцами Антихриста на политическом уровне, стремящимся вовлечь Россию в подозрительный "новый мировой порядок", чья сущность точно совпадает с апокалиптическим описанием "царства Зверя". Этот момент нас особенно порадовал, так как всякое даже внешнеее, политическое действие, направленное против сил "врага человеческого", может увенчаться успехом только тогда, когда за ним стоит глубокая укорененность в духовной сфере. Сфера Духа -- это сфера истинных причин. Те, кто полагают, что причины действий и сами эти действия принадлежат одной и той же плоскости ничего не понимают не только в структуре реальности, но и в элементарных социально-политических законах. Даже на этом чисто поверхностном уровне истинные решения никогда не принимают те фигуры, которые находятся у всех на виду. В этом отношении "конспирорлогический" подход, свойственный в некоторой мере традиционализму, может быть с успехом распространен и на всю социально-политическую область.

В том, что касается соприкосновения сугубо традиционалистской перспективы с неопсредственной политикой, в принципе существует довольно строгая закономерность. С одной стороны, современный мир, основываясь на полном и радикальном отрицании Традиции, не может ни в чем (и в политике менее всего) руководствоваться традиционным мировоззрением. Более того, все контролируемые и направляемые политические процессы в этом мире направлены строго против духа и буквы полноценной и ортодоксальной Сакральной Традиции. А следовательно, современная политика (как правая, так и левая) не просто нейтрально безразлична к Традиции, но агрессивно отрицает ее. Чем тотальней и полней "новый мировой порячдок", тем более нетерпима политическая реальность не только к полноценной традиции, но даже к ее остаточным, архаическим и фрагментарынм проявлениям.

С другой стороны, на политическом уровне практически в любом обществе существуют силы оппозиции. В странах, где антитрадиционные тенденции шли к тотальному контролю постепенно и плавно, без резких катастроф, перевортов и революций (а такими я вляются страны "либерального" Запада), истинная оппозиции вообще оттеснена за пределы конвенциональной политики, а приемлимая оппозиция является марионеточной и насквозь фиктивной. В странах с менее развитой привычкой к "радикальному профанизму", и в первую очередь в странах Третьего мира (особенно исламские страны) и Востока (к которым относится, безусловно и Россия) политическая оппозиция может при определенных обстоятельствах нести на себе определенную сакральную и традицитоналистсткую нагрузку и в наше время. Русская национальная оппозиция "либеральным" реформам, безусловно, относится к такой категории. (Еще более очевиден сакральный характер политики исламских фундаменталистов, к примеру, в Алжире, где борьба против "либеральной" хунты однозначно идет под знаменем религии и традиции). Следовательно, в определенных случаях традиционализм может непосредственно входить в контакт с самой политической действительностью, так как Традиция, по определению, должна охватывать все уровни реальности, включая самые конкретные и земные.

С нашей точки зрения, наличие традиционного и антисовременного компонента в некоторых сферах нынешней русской политики, естественно, в среде оппозиции, и при этом далеко не всей оппозиции, а лишь некоторой ее части, свидетельствует не только о "пережитках", "остатках" сакральных тенеденций, сохранившихся под внешней коркой советского социализма и всплывших в момент окончательного перехода к тоталитарной профанической модели планетарного либерализма под рукодством Запада. В этом проявляются и особые эсхатологические знамения, являющиеся праобразами или "завязями" той духовной финальной драмы истории, а которой повествует христианский Апокалипсис и другие традиционные учения о Конце Света. Чем тотальнее становится антитрадиционный мир, тем ближе его конец. Но этот конец, хотя и имеющий чисто трансцендентную причину будет осуществляться в особой гармонией с теми человеческими силами, которые найдут в себе достаточно духовного мужества, чтобы восстать против кажущегося всесильным врага. Конечно, ни партия, ни политическое движение не могут стать такими инструментами эсхатологической битвы непосредственно, но ничто не мешает им вдохновляться чистым духом ортодоксальной эсхатологии, видя в своем главном политическом противнике тревожные отблески "сына погибели" и предчувствуя "ритуальный", над-человеческий и отчасти над-исторический характер своей собственной миссии.

Для такой духовной оппозиции "Милый Ангел" может и должен стать интеллектуальной и информационной опорой. Неоспоримый факт появления этой оппозиции, а также первые признаки кристаллизации в ее рамках особого эсхатологически и традиционалистски ориентированного слоя, тяготеющего к оформлению в духовную "антисовременную" элиту, стало одной из причин появления второго номера "Милого Ангела", отныне имеющего не только потенциального, но и актуального конкретного читателя.

Одно из традиционных занятий ангелов, согласно богословию, это война. Ангелы называются традиционно "небесным воинством". В их ритуальные функции входит борьба с восстанием демонов, возомнившими себя равными Господу. Земные баталии суть отражения небесных войн. В этом смысле наш журнал далеко не нейтрален, он стремится всячески поддержать "наших" и нанести максимальный урон как политическим "агентам темных миров", к которым, бесзусловно, принадлежат сегодняшние "западники", "либералы" и "рыночники", стоящие в авангарде последнего и заключительного этапа антирадиционной подрывной деятельности. Ангелы предстают розовощекими младенцами только на полотнах буржуазных профанов. Это существа страшные и грозные, не знающие жалости ко злу и его адептам.



[Содержание]



Rambler's Top100Rambler's Top100